Victoria (sola_menta) wrote in com_n_com,
Victoria
sola_menta
com_n_com

Попов о пролетариате, интеллигенции и бюрократии


Есть ли сегодня пролетариат?
Ведущий: Вопрос, который часто фигурирует в комментариях в виде утверждения, здесь как раз в виде вопроса. Зритель пишет об отсутствии якобы пролетариата (рабочего класса). Он говорит: «Я статистики не знаю, но, по многим моим наблюдениям, толком его нет. Я не раз бывал на современных предприятиях, разных отраслях. На многих из них – пара людей на цех. Крестьян – и того меньше. Продавцы, водилы, курьеры, мелкие барыги, гастарбайтеры. С кем делать революцию, если делать? Заранее благодарю за ответ. С уважением, Офисный Планктон».

Попов: Уважаемый Офисный Планктон, к сожалению, я в таком же положении, как вы. Я, например, никуда на серьезные предприятия попасть не могу. Почему? Потому что раньше профсоюзная организация, партийная организация могла пригласить. И я мог придти на предприятие, прочитать там лекцию, провести консультацию. По просьбе трудящихся. Сейчас все предприятия имеют частную охранную структуру, которая их охраняет. И вы ни на одно предприятие не попадете. Поэтому как вы там часто бываете, я не знаю. И где вы бываете.

У нас много полуразрушенных… Может быть, вы бываете на тех предприятиях, которые умирают. И вас туда посылают, чтобы эти предприятия к рукам прибрать. Раз они плохо лежат. А «плохо лежат» те предприятия, у которых есть земля, какие-то корпуса. Нельзя ли эти корпуса приспособить для каких-то других нужд? Нельзя ли сломать все эти корпуса и построить тут жилые массивы? И получить много-много денег. У нас так называется «промзона» в Ленинграде.

У нас есть крупные предприятия, которые работают. Есть Адмиралтейский завод, который выпускает подводные лодки. Ну, как вы будете говорить «я не знаю, я не видел»? Если есть подводные лодки… Они же плавают. Подводную лодку сделать – сложная задача. Есть в Северодвинске. Вы знаете, что делаются самолеты. МС-21. Вот сделали среднемагистральный самолет. Чтобы сделать самолет, надо иметь серьезное очень производство. Их мало, правда, делают. Не конвейерное это производство, к сожалению. Поэтому дорогие эти самолеты. Почему? Потому что товарищ Медведев решил закупить, когда был президентом, все иностранное. Боинги да аэробусы. А раз деньги бухнули (миллиарды) на это дело, то, ясное дело, для поддержки своей промышленности денег нет.

Тем не менее, в России 27 миллионов рабочих. Если вы их не видите, то потому что они не болтаются по улицам. На улицах болтаются проститутки, бомжи и так далее. А как вы можете увидеть пролетариат? Он не виден. Особенно те, кто ночью работают. А вы не видите, что люди везут вас на трамвае? А чтобы прибыть на работу к половине пятого, надо встать ни свет, ни заря, в полчетвертого, а то и раньше. А в метро вы не видите, как чисто? Как думаете, метро ночью не убирают, где миллионы, десятки миллионов проходят в итоге в общей сложности? Вы видите строителей, потому что вы их можете просто наблюдать. Строители у нас в большинстве своем гастарбайтеры. А кадровые рабочие, городские – они на заводах. Поинтересуйтесь, скажем, где выпускают ракетные комплексы. С-400. У нас есть соответствующее предприятие. У нас есть предприятие, которое выпускает двигатели для вертолетов «Климов». И так далее. У нас есть Кировский завод, на котором 7.5 тысяч (не 30, как было в советское время) рабочих есть. Можно туда пойти и посмотреть.

Но никто вас туда не пустит, потому что так сделано, чтобы вы и не знали, чтобы вы и пребывали в таком положении, что якобы нет у нас рабочего класса. Но есть он.

То есть не надо говорить, исходя из того, как вы наблюдаете. Ваша позиция наблюдателя здесь невыгодна, она не репрезентативна, как и моя. Для этого надо взять соответствующую литературу, статистику и посмотреть. Она хоть, как вы понимаете, не ахти какая статистика, но есть она. Откройте соответствующий сайт органов статистики и увидите.


Почему бюрократия - не класс?
Ведущий: Вопрос относительно интеллигентских и бюрократических прослоек. Несколько вопросов, я их постараюсь объединить в один. Не могли бы вы ответить на вопрос: почему бюрократия не класс? Или это все-таки класс? И тут же сразу я попросил бы вас описать, к какой прослойке или классу относятся люди творческих профессий: актеры, учителя, ученые. Зритель пишет, что нашел в сети информацию, будто они относятся к социальной группе «интеллигенция». Как соотносятся «социальная группа» и «социальный класс»?

Попов: Что касается деления на классы. Это деление, которое было приведено не Марксом, а было приведено еще в период борьбы за буржуазную революцию тремя французскими буржуазными историками. Прогрессивными. Тьерри, Менье и Гизо (?). Проблема была в том, что, чуя приход другой власти, другого класса, феодальная знать пыталась через своих феодальных ученых, обосновать, что якобы управлять государством могут только благородные. А эти три ученых сказали, что ничего подобного. Общество разделяется на классы. И управлять могут разные классы. Не обязательно феодалы. В том числе может управлять буржуазия. Поэтому когда буржуазия выступала против феодалов, она пообещала освободить крестьянство. И крестьянство на самом деле было освобождено буржуазной революцией от крепостнической зависимости. Это действие получило свое название – французская буржуазная революция объявлялась народной. И что государство в этом смысле народное. Оно освободило огромную массу народа. Но потом выяснилось, что это, конечно, диктатура буржуазии. И с тех пор это деление на классы является важнейшим инструментом анализа того, что происходит в обществе.

Деление на классы – это деление по положению в производстве. По положению в производстве, конечно, интеллигенция отличается от рабочего класса и отличается от мелкой буржуазии, и отличается от буржуазии. Кто это такие? Это люди, которые занимаются умственным трудом или создают какие-то услуги. Например, парикмахерская услуга, медицинская услуга, образовательная услуга. Или поэты, чтецы, артисты, которые создают художественные образы в сфере искусства. Все это интеллигенция. Поскольку они отличаются от рабочего класса по положению в производстве. Они могут быть тоже наемными, иметь такую же почти зарплату. Но одни заняты умственным трудом, а другие физическим. Различие между людьми физического и умственного труда – это классовые различия. Поэтому некоторые марксисты, пока они были марксистами (я имею в виду Карла Каутского), говорили, что интеллигенция – это класс. Ленин цитировал положения Каутского в своих работах. Они никакой критики на это не наводил. То есть можно называть интеллигенцию классом, но имея в виду, что это все-таки особая социальная группа. Каждый класс – это социальная группа. Но эта – особая. Она мало отличается от рабочих. И те наемные, и эти наемные. У тих низкая зарплата, и у этих низкая зарплата. Они по положению очень близки. Разница только в результатах труда. У рабочих результат труда – непосредственно материальное благо. А здесь – услуга или идея. Вот и все.

А что касается бюрократии, то я бы обратил внимание на терминологию. У Ленина везде, в «Государстве и революции», говорится не о бюрократии, а о бюрократизме. Что люди управленческого труда обладают такими негативными характеристиками, чтобы думать не о том, что он должен делать согласно своей задаче, согласно своей должности, а думать о том, как использовать свою должность для личного обогащения, для улучшения своего положения. Это называется бюрократизм. Бюрократизм – это негативная характеристика управленцев. В той или иной степени бюрократизм присущ очень многим представителям управленческого труда. Из того не следует, что они бюрократы. Бюрократы – это такие представители управленческого труда, у которых эта характеристика победила содержание их работы. Для них уже главное – «сидеть» и за эту должность деньги получать.

Особенно у нас хорошо это видно в России. Скажем, человек, который 10 лет прослужил на государственной службе, будет на пенсию выходить по другому закону. Не по закону о трудовых пенсиях РФ, а пенсия госслужащим. 75% от дохода. Если «думские сидельцы» получают 400 тысяч, то пенсия у них будет 300 тысяч. А если вы получаете 40 тысяч зарплату, то пенсия у вас будет порядка 20 тысяч, наверно, не больше. Так обстоит дело.

Поэтому надо различать. Бюрократия – только часть, только те люди, которые окончательно поставили задачу своего обогащения выше содержания своей управленческой деятельности.

Ты к нему приходишь, а у него обе руки заняты, он показывает, что держится обеими руками за кресло: вы видите, что я не могу ничем вам помочь. А если вы приходите к карьеристу, то у него тоже две руки заняты. Он одной рукой держится за это кресло, а другая рука – за более высокое кресло, с более высоким доходом. Вы к нему приходите, а он показывает: видите, у меня руки заняты, я не могу вам помочь. Поэтому так трудно что-либо пробить в современном буржуазном обществе. Потому что большие и маленькие «улюкаевые» есть на самых разных уровнях. И этих «улюкаевых» отлавливают. Их отлавливает буржуазия, потому что они не дают возможности буржуазии решить свои задачи. Они и народу портят, и буржуазии портят, поэтому их критикуют с обеих сторон. Сверху их давит Следственный комитет, душит. Потому что они пытаются наскрести себе на заграничную дачу. Как вот сейчас судили одну даму. Жена руководителя финансового комитета Московской области. 8 миллиардов они получили, направили на подставные фирмы, в оффшорах зарегистрированы. Ее судили, но вернуть никак не могут сюда, осуждена заочно, находится сейчас в Америке. Но в странах Европы аресты по решению суда проводятся. Поэтому имущество в Европе, в Куршавеле в том числе, будет арестовано и за счет этого частично возмещение произведено того, что было украдено.

Давайте будем различать бюрократов, которые выше всего поставили свои интересы личного обогащения, выше, чем своя управленческая деятельность, и людей управленческого труда, которые управляют хозяйством, предприятиями, управляют фирмами, какими-то службами. Не надо их называть бюрократами. Они все входят в состав интеллигенции. В советское время их называли служащими. Сейчас их не любят называть служащими. Не знаю, почему. Вроде «кому вы служите?» Раньше они служили народу, а сейчас они, получается, служат буржуазии. Немножко народу. Потому что буржуазия вынуждена что-то делать, чтобы «сидеть» и быть правящим классом. Поэтому все равно к лицам управленческого труда, так же как и к программистам, и другим людям умственного труда надо относиться с уважением. Потому что соединение представителей умственного труда и физического труда сможет победить эту темную силу – капитализм.

Ведущий: Еще один вопрос, близкий по теме. От программиста. Он просмотрел ролик про айтишников, который мы с вами ранее записывали. Просит вас еще раз разъяснить, почему и каким образом жизнь этих людей (программистов) и других интеллигентов, инженерных работников, творческих работников улучшится, если улучшится жизнь рабочего класса?

Попов: Объясняю. Потому что каждый класс, каждый слой борется за свои экономические интересы. По отношению к отдельному человеку мы начинаем его обвинять: «Ты эгоист. Как тебе не стыдно? Ты думал только о себе, о других не подумал». Если вы переходите с отдельных личностей на классы и слои, то такое обвинение не следует бросать. Это совершенно нормально, что каждый класс борется за свои интересы. Буржуазия борется за интересы буржуазии. Странно было бы, если бы буржуазия стала бороться за интересы рабочего класса. Рабочий класс борется за свои интересы.

Как может рабочий класс удовлетворить свои интересы? Он может поднять производство. А без поднятия производства, без развития производства (современного, высокотехнологичного) не может быть улучшения положения рабочего класса. Значит, он должен для этого обязательно поднять образование, обязательно должен обеспечить подготовку программистов, он должен их обеспечить всем необходимым. Необходимыми доходами. Чтобы они могли нормально питаться, учить своих детей, не сильно нуждались. Потому что они должны думать на работе, когда составляют программу, не о том, что я буду кушать, а о том, как составить хорошую программу. Поэтому рабочий класс заинтересован в том, чтобы улучшалась жизнь программистов. Если рабочий класс хочет, чтобы дети его были выучены, ходили бы в детский сад, в ясли, в школу, в вуз, что он должен делать? Он должен думать о том, чтобы все люди, занятые в системе народного просвещения, в системе образования, жили нормально, и жизнь бы их улучшалась.

В отличие от того, что мы сейчас наблюдаем. Разрушается вся система образования. Вместо 5-летнего обучения, подготовки специалистов перешли на 4-летнее. Разгоняется профессура. У Академии наук отобрали институты, собрали их в одну кучу и назвали ФАНО (Федеральное агентство научных организаций) под началом одного из заместителей министра финансов, который ничего не понимает в науке. А те люди, которые понимают в науке, оторваны от институтов. Над этой проблемой бьется сейчас товарищ Сергеев, которого избрали президентом Академии наук. Но пока он свою задачу – сделать так, чтобы хотя бы учредителями этих институтов Академия была – не решил. На этом примере мы видим: когда был рабочий класс правящим классом и осуществлял свою диктатуру, благостно жили. И это признают даже самые антисоветчики. И культура, и наука, и образование – все быстро развивались. А сейчас куда вы ни коснетесь, что ни возьмете…Вузы соединяют, чтобы сократить. Зачем их соединяют? Крупное производство – да, это выгодно, это развивает производство. А если вы соедините несколько вузов? Это учреждение, которое складывается вокруг научных школ. Имеют свою специфику. Надо, чтобы было меньше бюрократизма. А теперь люди мечутся по всему городу. За какой-нибудь бумажкой надо ехать туда, где находится ректорат. Зачем их соединяют? Когда соединят два вуза, то спрашивают: а зачем вам две кафедры философии или две кафедры политэкономии? Экономические вузы – три слили. Были инженерно-экономический, финансово-экономический, экономики и сервиса. Раз – и стал один. Три кафедры политэкономии – зачем они? Надо оставить только одну кафедру. Начинают увольнять квалифицированных людей.

Если возьмем медицину. Я недавно выяснил, по-тихому, оказывается, идет реформа медицины. Газета «Коммерсант». Газета наших капиталистов написала – при такой реформе нам не жить. А в чем реформа? А в том, что на 7% затраты на медицину сократились. Уволено 20 с лишним тысяч врачей. Квалифицированных. Вы хотите пойти к врачу, а нету номерков. Почему нет? Уволили их. Закрыты очень многие медицинские учреждения. Особенно в сельской местности. Если раньше десятки километров нужно было проехать до ближайшего медицинского учреждения, то теперь сотни. Или количество коек - 25 тысяч больничных. То есть вам никак не попасть в больницу. Или есть направление в больницу, но ждите три месяца. За три месяца можно умереть. Вот что происходит в медицине. Потому так и назвали «при такой реформе нам не жить». Рабочий класс может… в его интересах такое развитие медицины? Он не может улучшить свое положение, не улучшив положение медиков.

Дело не в том, в чем видит свою цель тот или иной рабочий, какие у него мысли. А дело в том, что объективно. Если мы – нерабочие – будем думать, что выгодно рабочему классу, и будем это делать, мы легко докажем тем же самым рабочим, что надо, чтобы улучшалось положение программистов, медиков, учителей, врачей, ученых, деятелей искусства и культуры, библиотечных работников. Надо шире смотреть на эти вещи. Не с точки зрения, что думает отдельный человек. А с точки зрения того, что выгодно тому классу, который управляет.

А класса может быть только два – способных управлять обществом в нашу эпоху. Либо буружазия, либо рабочий класс. Нигде, ни в какой стране другого нет. В современном мире есть только капитализм… либо капиталистические государства, либо социалистические. Хотя социалистические государства на разных этапах. В Китае социализма еще нет. Там переходный период от капитализма к социализму. На Кубе тоже нет. Нет во Вьетнаме. Нет в Лаосе. Только в КНДР создано такое общество, в котором частной собственности уже нет. Там достаточно высокий уровень. Там первая фаза коммунизма – социализм.

Если товарищ, который ставит этот вопрос, хочет подумать над этим всерьез, надо подумать о том, какой класс должен руководить, чтобы нам всем было хорошо. Таким классом является… Я, например, как эгоист, почему выступаю за диктатуру пролетариата? Мне при диктатуре пролетариата будет хорошо. Я думаю, и всем товарищам, и программистам, и людям умственного труда будет хорошо. И было всегда хорошо. И про них Горький говорил: вы же освещаете путь рабочему движению, вы же, как прожектор, для этого движения. Это очень почетная задача. Надо эту задачу выполнять. Мы, люди знания, должны это знание нести рабочим. А не думать, что мы вместо них будем руководить. Они будут руководить обществом в наших интересах тоже.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment